подари себе эмоции

+7(495)3746017 8(800)5002397


Корзина
Ваша корзина пуста
Статьи

 

 


Винсент Ван Гог

07.05.2007

Нет ничего более художественного, чем любить людей. Я заплатил жизнью за свою работу, и она стоила мне половины моего рассудка.
(Винсент Ван Гог)

Винсенту Ван Гогу (1853- 1890) по праву принадлежит исключительное место в искусстве XIX столетия. Его творчество было связано с Голландией, где он родился и провел юношеские годы, и с Францией, где он жил с 1886 года до своей трагической смерти. Ван Гог был живописцем мощного творческого темперамента, какие рождаются не в каждой стране и не в каждом столетии. Его искусство было созвучно времени, в которое он жил, и, одновременно, опережало его, открывая новые пути постижения реальности для художников XX века.

Винсент Ван Гог принадлежал к поколению художников-постимпрессионистов, к которым критика в начале XX столетия причислила, кроме самого художника, еще Поля Сезанна, Поля Гогена, Анри де Тулуз-Лотрека. Как видно из самого термина «постимпрессионизм», эти мастера вступили на художественную арену после импрессионистов, в период распада их содружества и в полемике с ними. В 1888 году Поль Гоген предлагал более точный термин по отношению к искусству мастеров нового поколения — «синтетизм», то есть синтезирующий метод, но он не прижился. В отличие от импрессионистов постимпрессионисты не создали художественно-выставочного объединения. В их время в этом не было необходимости, так как они с середины 1880-х годов выставлялись в Салоне независимых, куда работы принимались без участия жюри, и, что было главным, все они были столь яркими индивидуальностями, что объединение на общей эстетической платформе было для них просто невозможным. Кроме того, они оценивали современное салонное искусство как создание для мещанских слоев общества (Ван Гог назовет его «утешающим». - Е.Ф.); имели свой взгляд на творчество импрессионистов, через увлечение методом которых каждый из них прошел в свое время; все они хотели идти собственным путем, создавать искусство, более созвучное новому времени. «Я верю в абсолютную необходимость нового искусства в цвете и во всей жизни целиком» — эти слова Винсента Ван Гога очень точно выразили «программу» постимпрессионистов(1). Их объединяло презрительное отношение к общеобязательным буржуазно-мещанским ценностям, выраженным в искусстве, эпатаж этих ценностей, окруженный духом декаденства. В ответ на это нежелание считаться с общественными условностями они получали непризнание и непонимание своего искусства, отчего судьбы многих из них были трагичны: в нищете умер Гоген, которого ненавидели власти Маркизских островов, где он жил; в 36 лет в одиночестве от безумия скончался Анри де Тулуз-Лотрек; 27 июля 1890 года в припадке душевной болезни смертельно ранил себя из револьвера Ван Гог. Он был похоронен в небольшом городке Овере на реке Уазе в провинции Иль-де-Франс, где провел последние годы недолгой 37-летней жизни. И лишь одному Полю Сезанну суждено было дождаться признания своего искусства, хотя путь к нему тоже был нелегким.

Первые статьи о Ван Гоге появились во французской прессе в 1890-1891 годах. Его талант оценили известный критик Альбер Орье и писатель Октав Мирабо, отметившие огромную эмоциональную силу в выражении художником жизни природы и человека, умение представить эту жизнь гораздо более глубокой и драматичной, чем в произведениях импрессионистов(2). Последняя ретроспективная выставка работ Винсента Ван Гога состоялась в 1891 году в парижском Салоне независимых. Она оказала большое влияние на формирование вкусов художественной молодежи, которая тоже увидела в Ван Гоге живописца с повышенным эмоциональным восприятием окружающего мира, заложившего прочную основу искусства XX столетия.

Юность Ван Гога прошла в Голландии. Он родился 30 марта 1853 года в семье пастора Теодора Ван Гога, проживавшей в Гроот Зюндерте, небольшом городке южной провинции Брабант, граничащей с Бельгией. Три дяди Винсента занимались торговлей произведениями искусства, этой же коммерческой деятельности посвятил себя брат Винсента - Тео Ван Гог, с которым на протяжении всей жизни художника связывали теплые отношения. Прежде чем стать профессиональным художником, Винсент

1 Ван Гог. Письмо Л.-М , 1966, с. 390.
2 Джон Ревалд. Постимпрессионизм. От Ван Гога до Гогена. Л -М., 1962, с. 262.

Ван Гог сменил немало профессий. Работа закалила его к 27 годам, когда он окончательно решил посвятить себя живописи. По рекомендации одного из своих дядей в 16 лет Винсент начинает работать продавцом в гаагском салоне по продаже произведений искусства, филиале парижской фирмы «Гупиль и К0». С 1873 по 1875 год он исполнял те же обязанности, но уже в лондонском филиале фирмы. Из писем к брату Тео известно, что он посещал музеи Гааги и Лондона, стремился «понять определяющее слово, содержащееся в шедеврах великих мастеров»(1). Любовь Винсента к Урсуле, дочери хозяйки пансиона в Лондоне, которая была ею отвергнута, вызвала разочарование у юноши, кроме того, в письмах к Тео он постоянно писал о своем одиночестве вдали от семьи. Недолгая работа (с мая 1875 года) в парижском отделении (Семья считала, что перевод в Париж будет ему полезен. - Е.Ф.) не принесла Винсенту удовлетворения, и интерес к сотрудничеству со сменившимися новыми компаньонами фирмы у него постепенно иссяк. Испытывая постоянное сочувствие к отверженным людям и имея перед собой пример отца, протестантского пастора, Винсент все серьезнее задумывался о своем религиозном призвании. Весной ! 877 года он решил поступить на богословский факультет университета в Амстердаме, но после года подготовительных занятий прервал учебу. Он испытал большую радость, когда в январе 1879 года ему удалось получить должность проповедника в Ваме, шахтерском центре в Боринаже на юге Бельгии. Он преподает шахтерам Закон Божий, помогает им, ведет здесь совершенно нищенское существование христианского проповедника, выезжая и в соседнее селение Кем. В Боринаже, где он жил до октября 1880 года, Винсент много рисовал. К этому периоду относятся листы    Возвращение    рабочих (1880), Шахтеры (1880, Государственный музей Крёллер-Мюлле, Оттерло), где изображены шахтеры Боринажа, занятые тяжелы трудом. Вера в необходимость социальных изменений в обществе, в скорые «огромные перемены» не покидает Винсента. «Скоро переменится все. Мы живем в последней четверти века, который, как и предыдущий, завершается грандиозной революцией... мы конечно все равно не доживем до лучших времен, когда великая буря очистит воздух и обновит все общество... Надо говорить так: нас еще гнетет удушливый зной, но грядущие поколения уже смогут дышать

1 Ван Гог. Письма, С. 256.

спокойнее»(1), - писал он. Такие мысли проповедника Ван Гога не могли удовлетворить церковное начальство, и оно освободило его от должности. Винсент остался без средств к жизни. Именно в этот период он принял окончательное решение стать художником и в октябре 1880 года отправился в Брюссель, где поступил в Академию художеств. Однако из-за своего бунтарского характера он вскоре прервал учебу и посвятил себя самостоятельным занятиям в основном рисунком. Его главными кумирами в живописи были французы Жан Франсуа Милле, Теодор Руссо, Оноре Донье, Констан Тройон и голландец Антон Мауве, дальний родственник по материнской линии.

Винсент Ван Гог считал, что пойдет «своим путем, не считаясь с современной школой», в нем жила исступленная страсть против устоев буржуазного общества2. «Я останусь псом, я буду нищим, я буду художником», - писал он брату Тео, полагая, что «остаться человеком в современном обществе можно, только избрав участь собаки»(3). Эти взгляды па жизнь вызывали отчаяние у Тео, и он призывал брата хоть иногда считаться с общественными условностями.

В апреле 1881 года Винсент из Брюсселя возвратился в Голландию, в город Эттен, куда переехала его семья. Здесь он создал две первые живописные работы - Натюрморт с капустой и деревянными башмаками (1881) и Натюрморт с пивными стаканами и фруктами (1881. Музей фон дер Хейдт. Вупперталь). В обоих натюрмортах простые окружающие человека предметы изображены с большим теплом. Возможно, Натюрморт с капустой и деревянными башмаками исполнен под руководством Антона Мауве, у которого Винсент брал уроки, когда жил в Гааге. Уже к этим двум самым ранним произведениям художника Ван Гога можно отнести сказанные им слова, ставшие впоследствии лейтмотивом его творчества: «Нет ничего более художественного, чем любить людей»(4). Вниманием к образам простых людей, их труду и быту проникнуты и исполненные в Гааге рисунки с изображением рабочих песчаного карьера, моряков, рабочих, церковных прихожан (Штопальщица, 1881; В церкви, 1882, Государственный музей Крёллер-Мюллер, Оттерло; Лотерея, 1882, Музей Ван Гога, Амстердам). В его графике и в живописи появляется образ Христины Марии Хоорник, по прозвищу Син,

1 Винсент Ван Гог. Живопись и графика из собрания Государственного музея Крёллер-Мюллер. М., 1971, с. 21-22.
2 Там же, с. 23.
3 Ван Гог. Письмо, с. 210.
4 Винсент Ван Гог. Живопись и графика из собрания Государственного музея Крёллер-Мюллер, с. 22.

уличной женщины, имеющей дочь, в судьбе которой Винсент принимает участие и даже предполагает жениться на ней (Сим. 1883). Однако их совместная жизнь не сложилась, и Винсент покинул Гаагу, переехав в провинцию Дренте, расположенную в северной Голландии. Здесь с сентября по ноябрь 1883 года он написал полотна Хижины в Хоогевене (1883), Вересковая пустошь (1883), Женщины, копающие в поле (1883, Музей Ван Гога, Амстердам). В этих работах ощутимо влияние Милле, изображавшего сцены крестьянского труда, природу сельской Франции. В палитре Ван Гога преобладают темные краски, передающие суровость природы Голландии, неяркое освещение ее широких, поросших вереском полей.

Важным для формирования искусства Ван Гога стало его пребывание в Нюэнене, городе на севере Брабанта, где в 1882 году его отец получил приход. Винсент провел здесь два года (с декабря 1883 по ноябрь 1885 года), создав сотни рисунков и картин. Рисунки Жнец (1884) и Женщина, складывающая снопы (1884), выполненные энергичной линией, остро выразительны, в них переданы характерные движения крестьян, очерчены их крепкие фигуры. В окрестностях Нюэнена написаны пейзажи Хижина на закате солнца (1885, Музей Ван Гога, Амстердам), Тополиная аллея (1885), Осенний пейзаж с четырьмя деревьями (1885, Государственный музей Крёллер-Мюллер, Оттерло). В них средствами колорита уже были тонко переданы слитность деревьев, построек, фигурок людей со световоздушной средой, характер освещения в осенние дни, когда природа оживлена яркими красками листьев ив, тополей и ветел, уже увядающего травяного покрова. Лирическое настроение рождает и пейзаж Церковь в Нюэнене (1884), краски которого поэтично передают ощущение осеннего дня на улочке около церкви, возле которой живо беседуют горожане. Пейзажи Нюэнена полны любви к родной природе, они передают настроение тихой грусти, сокровенные мысли и чувства художника.

В Нюэнене Винсент Ван Гог создал много рисунков, на которых запечатлен труд ткачей этого маленького городка. Их ткацкие станки, «черные махины из грязного дуба», он сравнивал с клетками, в которые, подобно животным, заключены рабочие(1). Атмосфера однообразного и тяжелого труда ткачей Нюэнена хорошо передана и в картине Ткач (1884). Огромный ткацкий станок, действительно, напоминает клетку, грохочущий агрегат, подавляющий фигуру управляющего им человека. Первое крупное живописное произведение Винсента Ван Гога, его полотно Едоки картофеля (1885). было написано во время пребывания в Нюэнене. Работая над ним, художник исполнил сотни рисунков и этюдов, засиживаясь в крестьянских домах до темноты, до тех пор. пока еле различал краски на палитре. Он зарисовывал лица крестьян, предметы их быта, стремился передать эффект ночного освещения. Пятеро голландских крестьян изображены на полотне сидящими в деревенской хижине за столом со скудным ужином, состоящим из вареного картофеля и кофе. Их лица освещены желтым светом лампы, свисающей с потолка, и сами они исполнены какой-то особой теплоты, христианского милосердия по отношению друг к другу. Возможно, не случайно Винсент во время работы над этой картиной писал брату Тео о христианском милосердии, об утешении верой в Бога, которое находят своим страданиям рабы в книге Гарриэт Бичер Стоу Хижина дяди Тома. Землистые, почти монохромные краски подчеркивают формы оцепенелых, искалеченных трудом фигур и рук крестьян, гнетущую убогость жилища, где они смогли собраться для короткого отдыха лишь в поздние часы. «Я старался подчеркнуть, - писал Ван Гог, - что эти люди, поедающие свой картофель при свете лампы, теми же руками, которые они протягивают к блюду, копали землю; таким образом, полотно говорит о тяжелом труде и о том. что персонажи честно заработали свою еду»(2). Именно эта картина, в которой наиболее ярко были выражены художественные взгляды Винсента Ван Гога, дает возможность говорить о его программном желании создавать искусство для тех, «кто не умеет красиво говорить»(3), изображать жизнь простых людей, близких к природе.

После смерти отца в марте 1885 года Винсент в ноябре этого же года покинул Нюэнен и переехал в Антверпен. Здесь он много времени проводил в музеях, посещал классы Школы изящных искусств,

1 Винсент Вон Гог. Живопись и графика из собрании Государственного музея Крёллер-Мюллер, с. 24.
2 Там же, с 24.
3 Цит. по: The Letters of Vincent Van Gogh, Glasgow, 1963, p. 31.

работал над штудиями обнаженных моделей в частных школах. Но главным итогом недолгого пребывания Ван Гога в Антверпене было его знакомство с живописью Петера Пауля Рубенса, под влиянием которой он увлекся проблемами колорита, высветлил палитру. Его непродолжительное обучение в Школе изящных искусств закончилось ссорой с руководством из-за манеры рисования.

О пасторской деятельности отца рассказывает его картина Натюрморт с раскрытой Библией (1885). Все предметы объединены в ней символическим значением, строго и патетично повествуя о жизни человеческого духа. Впечатления от Антверпена, этого большого города, охватившие художника, воодушевление от соприкосновения с его жизнью выражены в пейзаже Дома в Антверпене (1885). 28 ноября 1885 года Винсент писал Тео: «Мне бы хотелось погулять там, в Антверпене с тобой лишь для того, чтобы понять, одинаково ли мы видим (...). Там можно делать все: виды города, самые разные фигуры.., но в первую очередь что-нибудь в японском духе»(1). Это первое упоминание Ван Гога о японском искусстве, которым

1 Цит. по; Э. Криспино. Ван Гог. Пер. с итал. М., 1998, с 18.

он будет увлекаться позднее, открывая особую пластику цвета и линии, в первую очередь, в японской гравюре. В этой картине в ритме сопряженных под углом домов, и их уютных маленьких двориках, взгляд на которые дан сверху, в поиске контрастных тонов ощущается связь с построением пространства в японской гравюре. В Антверпене Винсент Ван Гог прожил до февраля 1886 года. На этом завершился голландский период его творчества. Вся дальнейшая жизнь была связана с Францией. Там его искусство постепенно приобрело признание.

Весной 1886 года Винсент приехал в Париж к брату Тео, который занимал уже пост директора фирмы «Гупиль и К0», перешедшей к новым владельцам. Тео узнал о его приезде неожиданно. Винсент прислал ему записку с предложением встретиться в Лувре. Сначала Ван Гог жил в скромной квартире брата на улице Лаваль (Ныне - улица Виктор-Массе. - Е.Ф.), а затем перебрался на улицу Лепик, вид которой запечатлел в одном из своих полотен парижского периода (Вид из окна в Париже на улице Лепик, 1887).

Художественная жизнь столицы захватила Винсента. В 1886 году здесь происходили многие значительные события, определившие пути дальнейшего развития европейского искусства. В галерее на улице Лафит была организована последняя, восьмая, выставка импрессионистов, показавшая уже глубокое различие манер живописцев этого направления. На ней, в частности, было представлено полотно Жоржа Сера Прогулка на острове Гранд-Жатт, исполненное в технике дивизионизма (от фр. divider - разделять), или пуантилизма (от франц. point - точка), созданной им вместе с Полем Синьяком. Оба художника стали лидерами нового направления дивизионизм (или пуантилизм), в 1884 году основали Салон независимых, где выставлялись мастера, которых не допускали к участию в ежегодных официальных выставках в Салоне.

Теория разложения цвета на составные части, живопись дивизионистов, строящаяся на раздельных точечных мазках в расчете на оптическое смешение цветов при восприятии, заинтересовала Ван Гога, как и произведения импрессионистов. Винсент познакомился с Жоржем Сера и Полем Синьяком. Клодом Моне, Камилем Писсарро. Альфредом Сислеем, Пьером Огюстом Ренуаром. Особенно сблизился он с Синьяком, Писсарро, а также с Анри де Тулуз-Лотреком, с которым встретился в мастерской Фернана Кормона. Под наблюдением этого художника-академиста он в течение почти полугода с упорством рисовал с натуры, исполняя копии с гипсов. Анри де Тулуз-Лотрек стал его постоянным товарищем в прогулках по кабаре Монмартра. В мастерской Кормона произошло знакомство Винсента и с молодым живописцем Эмилем Бернаром, остававшимся его другом до конца жизни.

1886 году во Франции начинало набирать силу и еще одно новое направление в живописи - символизм, возникшее сначала в литературной среде. В Манифесте символизма, опубликованном в газете Фигаро критиком Жаном Мореасом, провозглашались идеи живописи, порывающей с реалистическими традициями искусства середины XIX века, обращенной к внутренней жизни человека, его подсознанию, а потому загадочной, таинственной, а не изображающей непосредственную реальность.

Весь парижский период творчества, продолжавшийся до февраля 1888 года, прошел для Ван Гога в поисках новой живописной манеры,в экспериментах с цветом. «В красках заложены скрытые созвучия и контрасты, которые взаимодействуют сами по себе и которые иначе как для выражения настроения нельзя использовать»(1), — писал он. Умение достигать этих цветовых контрастов он нашел в живописи Камиля Писсарро, а также Адольфа Монтичелли, французского живописца, чьи натюрморты с цветами привлекли его внимание. В утонченном искусстве импрессионистов Ван Гогу импонировало их умение наблюдать действительность, передавать малейшие изменения в жизни природы. Ему нравилась живописная маэстрия их полотен, создававшихся на пленэре. Он заимствовал у них не только метод работы светлыми красками, но и сами сюжеты, в которых импрессионисты любили передавать вибрацию света, зыбкость воздуха в различное время дня и при различных погодных условиях в городском или в сельском пейзаже.

В полотнах Сады Монмартра (1887, Музей Стеделийк, Амстер-

1 Винсенг Ван Гог. Живопись И графика из собрания Государственного музея Крёллер-Мюллер, с. 26.

дам) и Участки на холме Монмартр (1887) виды современного салона Монмартра написаны открытыми мазками и точками. В этих пейзажах Ван Гог попытался соединить приемы импрессионизма и дивизионизма, добиваясь прежде всего эмоциональной выразительности каждого из основных цветов (красного, желтого, синего) в сочетании с дополнительными (зеленым, оранжевым, фиолетовым). Их оптические смешения гораздо более просты, чем в полотнах дивизионистов, а небо на задних планах написано в «старой» манере - расплывчатыми пятнами голубого и белого цветов. В подобной «точечной» манере исполнены пейзажи Вид из окна в Париже на улице Лепик и полотно Интерьер ресторана (1887, Государственный музей Крёллер-Мюллер, Оттерло). Ван Гог обращается к характерным для импрессионистов сюжетам - городскому пейзажу и воспроизведению интерьера, пытается передать пространство фрагментарно в импрессионистической «зыбкой» живописной манере.

В компании Бернара и Синьяка Винсент в 1887 году выезжает в Аньер на Сене, где любили работать импрессионисты и дивизионисты. «Я увидел здесь столько красок, сколько раньше никогда не доводилось»(1), — писал он. В Аньере были написаны картины Мосты в Аньере (1887) и Ресторан Сирена (1887). В обоих полотнах тонко передарю цветом ощущение теплого времени года, медленного течения жизни в маленьком провинциальном городке, расположенном в нескольких километрах от Парижа. Как и в работах Моне и Ренуара, в картине Мосты в Аньере особую динамику композиции придает мчащийся по мосту паровоз -символ эры технического прогресса. Ван Гог избирает точку зрения на этот первый мост, по которому движется локомотив, чуть снизу, благодаря чему открывается перспектива Сены с другим мостом

1 Цит. по: Э. Криспино. Ван Гог, с. 26.

и композиция пейзажного пространства приобретает напряженность, не свойственную полотнам импрессионистов. В картине Ресторан «Сирена» тоже ощутима передача большей «напряженности жизни» в передаче атмосферы летнего дня на тихой улочке Аньера. Это умение художников-постмодернистов передавать «напряженность жизни» подметил Эмиль Бернар. В их живописи выразилось особое, страстное желание передать цветом новое видение натуры, пределы жизни которой в их работах гораздо шире, чем в более камерных полотнах импрессионистов(1).

В Париже, в нескольких милях дома Ван Гога, у подножия Монмартра находился бульвар Клиши, уголок которого запечатлен на полотне Бульвар Клиши (1887). Это, пожалуй, самая «импрессионистическая работа Винсента Ван Гога. Перспектива городского пространства изображена здесь чуть сверху, что позволяет усилить ощущение жизни города во времени. Экспрессивными легкими мазками передана зыбкая атмосфера воздуха, в которой не так объемно выглядят дома, деревья, фигуры людей.

На бульваре Клиши находилось кафе «Тамбурин», где часто бывал Ван Гог. Весной 1887 года в залах кафе группа художников организовала небольшую выставку. Винсент назвал их группой «Малых бульваров», как бы противопоставив ее более признанным мастерам

1 Джон Ревалд. Постимпрессионизм. От Ван Гога до Гогена, с. 262

«Больших бульваров». Он мечтал о создании некого сотрудничества художников, в среде которых царило бы единодушие, а не соперничество, которое его так угнетало, когда он жил в Париже.«Чтобы преуспеть, нужно тщеславие, а тщеславие мне кажется абсурдом»(1) - писал он Тео.

Хозяйкой кафе «Тамбурин» была итальянка Агостина Сегатори, немолодая дама, в прошлом известная натурщица, с которой у Ван Гога был короткий роман. Она запечатлена на полотне Женщина в кафе «Тамбурин» (1887) и, возможно, на картине Итальянка (1887, Музей Орсэ, Париж). Эти образы открывают серию изображений характерных моделей в колоритных ярких костюмах. Передача индивидуального в образах людей увлекала и импрессионистов. Ван Гог так же стремится передать тончайшие нюансы настроения людей, но цвет в его работах наделен уже гораздо более серьезной функцией: он способен усиливать эмоциональность и психологическую глубину образа. Цветовые созвучия и контрасты, о важности которых он размышляет, создают не просто эффектное декоративное обрамление фигур в картинах Итальянка и Портрет папаши Танги (1887), они способствуют раскрытию внутренней образности моделей. Жульен Танги, или папаша Танги, был парижским торговцем гравюрами. Тео и Винсент Ван Гог коллекционировали японские гравюры и часто посещали его магазинчик на улице Клозель. Винсент написал его на фоне японских гравюр, подчеркивающих мир увлечений этого добродушного, остро чувствующего красоту человека. Танги был поклонником искусства Ван Гога. Он не соглашался продавать этот портрет, и только после смерти владельца он достался Огюсту Родену, поэтому и находится в наши дни в Музее Родена.

В процессе увлечения собиранием японской гравюры была создана картина Копия с японской гравюры (1887). Женская фигура, по-видимому, была скопирована с обложки

1 Цит. по: Э. Криспино. Ван Гог, с. 28.

журнала, а декоративно смотрящийся пейзажный фон создан фантазией художника, увлекавшегося живописью Хиросиге и Хокусая, восхищавшегося их умением находить звучные сочетания больших, очерченных контуром цветовых плоскостей.

Эксперименты с цветом увлека-ли Ван Гога и в натюрмортах. В парижский период были написаны картины Натюрморт с мальвами (1886), Натюрморт с цинниями (1887, Музей Орсэ, Париж), Фритилярии в вазе (1887). Натюрморт с фруктами (1887, Музей Ван Гога, Амстердам). В этих полотнах с изображением цветов и фруктов - сочных соцветий бордовых мальв в простой коричнево глиняной вазе, изысканных венчиков оранжевых фритилярий в бронзовом кувшине, изящных и нежных белых цинний в керамической вазе ярко-зеленого цвета - художник искал тончайшие колористические нюансы в сочетаниях тонов и пол; тонов. А в полотне Натюрморт с фруктами, которое английский живописец Джеймс Уистлер назвал «гармония желтого цвета», тоже исполненном под влиянием живописи импрессионистов, Ван Гога увлекла разработка гаммы оттенков желтого цвета, который был его любимым в красочной палитре и олицетворял силу света солнца, дающего жизнь всему живому.

Воплощением этой особой жизненной силы солнца стал для Ван Гога цветок подсолнуха. Полотно Натюрморт с четырьмя подсолнухами (1887) - первое в знаменитой серии Ван Гога Подсолнухи, над которой он будет работать позднее, живя в Провансе, на юге Франции. В сильных стеблях срезанных подсолнухов и оранжево-желтых цветках с острыми, словно трепещущими лепестками Ван Гогу удалось передать ощущение медленно покидающей растения жизни. Небрежно брошенные рукой человека, жестоко нарушившего их естественное существование, подсолнухи словно взывают о сострадании. Этот натюрморт, исполненный с огромным декоративным мастерством, полон чувства трагической внутренней силы, исходящей от этих цветов, все еще тянущихся к свету солнца.

О драматических коллизиях жизни Винсента Ван Гога, о его непростом пути к профессиональному творчеству повествует натюрморт Пара башмаков (1887). Купленные еще в Боринэже, истоптанные ботинки с гвоздями в подошвах несут в себе ностальгические ноты воспоминаний, их изображение приобретает символическое звучание, в рассказе о нелегком поиске своего пути в искусстве.

За период двухлетнего пребывания в Париже Ван Гог создал 200 картин и 50 рисунков. Среди его живописных работ было более 20 автопортретов. Портрет отныне стал его любимым жанром, а в автопортрете проявилась любовь к самооценке, выявлению самых глубинных переживаний своей остро чувствительной натуры в годы интенсивной парижской жизни. Один из самых ранних автопортретов этого времени - Автопортрет с трубкой (1886) - написан еще в живописной манере голландского периода: темной коричнево-красной красочной гамме, без использования импульсивных отрывистых красочных мазков, со стремлением выявить пластикой светотени объем полуфигуры. В импрессионистической манере исполнены другие автопортреты 1887 года (Государственный музей Крёллер-Мюллер, Оттерло; Муниципальный музей, Амстердам; Музей Орсэ, Париж), а также Автопортрет с эффектом нимба (1887, Музей Ван Гога, Амстердам). Ритмичные мазки неярких цветов, их контрастные сочетания привносят ощущение зыбкой внутренней динамики в образ художника, то вопросительно, то тревожно, то грустно смотрящего с этих портретов на зрителя. Очень разные по восприятию собственного внешнего облика автопортреты парижского периода тонко передают напряженную духовную жизнь Ван Гога. Он предстает в них то более уверенным в себе, в элегантной серой фетровой шляпе (Автопортрет в фетровой шляпе, 1887), а то в несколько меланхолическом настроении, которое не согласуется с кокетливо сидящей крестьянской соломенной шляпой (Автопортрет в соломенной шляпе, 1888; 1886-1888, Музей Метрополитен, Нью-Йорк). Ван Гог изображает себя с палитрой перед мольбертом в момент смятения (Автопортрет за мольбертом. 1888). Он словно хочет видеть себя то элегантным парижанином, то пастором, то художником. Выразительная мимика лица, уверенного или полного тревоги, тонкие вариации аксессуаров, цветовые контрасты немногих цветов в написании полуфигуры и фонов рождают образ человека сложного эмоционального склада, ищущего и не всегда находящего в своей душе ответа на волнующие его вопросы. Знаменательны слова Ван Гога из его письма к брату Тео: «Я предпочитаю писать глаза людей, а не соборы, ведь в глазах есть нечто, чего нет в соборах, при всей их торжественности и величественности. Человеческая душа, пусть даже душа несчастного нищего, на мой взгляд, гораздо интереснее» (1). Писать соборы, городские виды любили импрессионисты и дивизионисты, и эти слова сказаны как бы в пику их методу. Ван Гог осознал важность их искусства, поддавался его силе, но сумел сохранить индивидуальность, движимый фанатическим желанием создавать «свое искусство», «идти своим путем».

Интенсивная парижская жизнь подорвала здоровье Винсента, его импульсивный характер вызывал недовольство Тео. В конце концов, Винсент решает покинуть Париж. «Хочу скрыться куда-нибудь на юг, чтобы не видеть столько художников, которые как люди мне противны» (2), - писал он брату. С 20 февраля 1888 года художник поселяется в Арле, городке в провинции Прованс. Возможно, он слышал разговоры Эдгара Дега и Анри де Тулуз-Лотрска об Арле, читал роман Альфонса Доде Тартарен из Тараскона, где действие происходит в близлежащем Арле. Во всяком случае, этот роман часто упоминается в его письмах. Арльский пери-

1 Цит. по: Нью-Йорк. Крупнейшие музеи мира. М„ 1999, с. 95.
2 Цит. по: Э. Криспино. Ван Гог, с. 28.

од (до 8 мая 1889 года) был временем расцвета таланта Винсента Ван Гога. временем освобождения от парижских влияний, поиска «иного цвета», желания увидеть «более яркое солнце». Это был самый плодотворный период его жизни. Именно здесь, по его словам, он смог стать «необузданным колористом»(1). «Я нахожу, что то, чему я научился в Париже, исчезает и я возвращаюсь к тем мыслям, что пришли ко мне на природе, до знакомства с импрессионистами»(2), - писал Винсент Тео в августе 1888 года. Однако он работал теперь только светлыми цветами красок на пленэре.

Винсент сначала поселился на улице Кавалери в арльской гостинице, но с сентября 1888 года снял Желтый домик, как назвал он небольшой особнячок на площади Ламартин, который сдала ему чета Жину, владельцы привокзального кафе. Здесь он впервые имел собственную мастерскую, которую оборудовал, получая небольшие деньги от Тео. Винсент мечтал создать здесь содружество художников, что-то наподобие группы в Понт-Авене Поля Гогена, с которым он познакомился и подружился в Париже. Желтый домик запечатлен на одноименном полотне (1888), но, к сожалению, был разрушен при бомбежке в годы Второй мировой войны.

Среди работ арльского периода много изображений цветущих деревьев - Персиковое дерево (1888), Белый сад (1888), Сад, окруженный кипарисами (1888). Цветущие арльской весной, окутанные бело-розовой дымкой, персиковые деревья поразили Ван Гога, создавшего несколько вариантов картин на эту тему. По-видимому, все упоминающиеся выше полотна были написаны в одном саду, но в совершенно различной цветовой гамме, которая каждой из них придает какой-то новый живописный аспект.

1 Винсент Ван Гог. Живопись и графика из собрание Государственного музеи Крёллер-Мюллер, с. 26.
2 Там же, с. 33.

Оттенки его любимого желтого цвета буйствуют в больших картинах с изображением сцен уборки урожая, видов хлебного поля со стогами (Урожай, 1888, Национальный музей Израиля, Иерусалим: Хлебные поля, 1888, Академия искусств, Гонолулу, Гавайи; Жатва, 1888; Стога, 1888; Сеятель, 1888). Он рисовал, писал этюды под палящим солнцем в поле, чтобы передать искомую им «высокую ноту» желтого цвета, которой он добивался и в колорической гамме картин из серии Подсолнухи, продолженной в Арле. «Действительность — вот истинная основа подлинной поэзии», - любил повторять Ван Гог. «Я, преувеличивая, иногда изменяю мотив, но все-таки не выдумываю всю картину целиком: напротив, я нахожу ее уже готовой в природе. Весь вопрос в том, как выудить ее оттуда»(1). Эти слова очень точно передают отношение художника к натуре, его, порой, мучительные поиски нужного звучания цветов, гармонии их сочетаний. Пшеничные поля в окрестностях Арля, которые писал Ван Гог, то спокойно и широко простираются вплоть до гряды гор на горизонте, то Ван Гог изображает определенный их участок, в пространстве которого доминируют крепкие формы стогов. На их поверхности играют подвижные мазки разнообразной конфигурации и различных оттенков желтого цвета. Они подчеркивают крепость форм стогов, колосья которых словно топорщатся, сопротивляясь всеми своими силами сотворенному над ними человеком произволу. Чувство необъятного и полного скрытых стихийных сил природы передано в этих пейзажах Винсента Ван Гога с большой эмоциональной силой. В них ощущается рука голландского живописца, для которого любая частица природы олицетворяет ее огромный космический мир.

Маленькой частью огромного природного мира смотрится и фигура сеятеля в полотне Сеятель (1888). Как и в одноименном полотне Жана Франсуа Милле, которому подражает Ван Гог, она олицетворяет вечный круговорот жизни в природе. Здесь Ван Гог попытался передать в этой картине эффект освещения поля в момент заходящего солнца густо положенным экспрессивными мазками желтого, синего, красного, черного и белого цветов. И хотя он остался недоволен своей работой, по смелости живописного исполнения это одна из лучших его картин арльского периода.

Возможно, как художника-голландца Ван Гога привлек раздвижной мост через канал, который он запечатлел на полотне Мост де Ланглуа (1888). Название закрепилось за мостом в связи с именем охранявшего его часового. Это один из мостов через канал, соединяющий город со Средиземным морем. На берегу канала Ван Гог запечатлел прачек, стирающих белье, повозку, едущую через мост.

Композиция картины напоминает гравюру Андо Хиросиге Мост Охаши во время дождя (1857). В полотне Ван Гога она строится на больших плоскостях любимых художником желтых и синих цветов, тонкая декоративность колористического решения вызывает ассоциацию с японскими гравюрами. «Это место кажется мне таким же прекрасным, как Япония, из-за прозрачности воздуха и жизнера-достности красок»(1), - писал художник из Арля Тео.

Во время пребывания в Арле Ван Гог всего лишь несколько раз выезжал в окрестные места. Он мечтал увидеть Средиземное море, и его желание осуществилось 30 мая 1888 года, когда он посетил СенМари де ла Мер, расположенный в 35 милях от Арля. Здесь за пять дней он сделал много рисунков и этюдов. По возвращении в город на их основе были написаны полотна Рыбацкие лодки в Сен-Мари (1888) и Море в Сен-Мари (1888, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Москва). Разноцветные лодки в полотне из собрания амстердамского музея «напоминают цветы»,как писал сам художник. Четкие нейные очертания их заостренных форм придают изображению изящный графизм, заставляя вспомнить японские гравюры. Ван Гог считал, что может достичь большей свободы, подражая японцам, «которые рисуют быстро», так как «их нервы спокойнее, а чувства проще»"(2). Он полагал, что станет «свободнее» если останется в Сен-Мари, но,

1 Цит. по: Э. Криспино. Ван Гог, с. 50.
2 The Letters of Vincent Van Gogh, p. 41.

несмотря на это желание возвратиться на море, он никогда больше не был там.

Ван Гог мало изображал сам город Арль, но, тем не менее, три его картины - Звездная ночь над рекой Рона (1888), Терраса кафе на площади Форум (1888) и Ночное кафе (1888) - стали подлинными шедеврами его арльского периода. Ван Гог очень любил свое полотно Звездная ночь над рекой Рона (Оно предшествовало его знаменитой картине Звездная ночь, 1889. - Е.Ф.). Как поэтическое видение возникает вид города в сиянии звезд, отражающихся в водах Роны. Ощущение покоя в жизни маленького провинциального города рождает полотно Терраса кафе на площади Форум. В этом полотне «уроки» импрессионизма трансформируются с присущей художнику особой экспрессией цвета и линии в построении композиции. Изображенное пространство улочки Арля с кафе «Альказар» (Оно существует и поныне. - Е.Ф.) живет своей жизнью, гораздо более напряженной, чем в картинах парижских мастеров. Видимое сквозь тесно стоящие дома небо и светящиеся звезды на нем создают ощущение сопричастности жизни этого тихого уголка города грандиозному по своей силе миру природы. В этом, казалось бы, тихом ночном существовании Арля заключена та «напряженность жизни», которую умел передавать Ван Гог, видевший жизнь натуры во времени ярче, интенсивнее, драматичнее, чем импрессионисты.

Это относится и к полотну Ночное кафе, одному из самых, быть может, жестких в передаче драматических сторон действительности, которые волновали его. Ван Гог словно написал интерьер этого притона для бродяг, сидя за одним из его столиков. «Я пытался выразить темную силу этого заведения»(1), -писал он о кафе «Альказар». Интерьер с грубой мебелью и бильярдным столом в центре, фигуры спящих за столиками ночных посетителей — все создает атмосферу уныния и заброшенности жизни провинциального города. В подобной картине жизни Арля нет ничего жизнерадостного, как в описаниях быта жителей южной Франции Альфонса Доде. Ван Гог отметил это в одном из писем. В своем творчестве он всегда хотел «не выдумывать всю картину», а следовать своему девизу: «Действительность - вот истинная основа поэзии».

В Арле Винсент Ван Гог обрел немало друзей, хотя и жаловался в письмах к Тео, что в провинции к приезжим настороженно относятся. Среди них были супруги Жину, владельцы привокзального кафе, почтальон Рулен и его супруга, портреты которых написал художник. В образах арлезианцев остро схвачена мимика лиц: южный темперамент пожилой дамы (Арлезианка <Портрет мадам Жину>, 1888), нежная грация юности (Мусме, 1888), доброта и непосредственность простых людей (Почтальон Рулен, 1888; Портрет Пасьянса Эскалье, 1888; Колыбельная. Портрет мадам Рулен, 1889, Муниципальный му Амстердам).

Ван Гог восхищался независимым характером почтальона Жозефа Рулена. Он писал его портрет несколько раз, то изображая его полуфигуру на различных цветных фонах, то сидящим в кресле, но всегда прямо и открыто смотрящим на зрителя, словно в момент полемики с кем-то, кто беседовал с ним. Яркие зеленые фоны «в цветочек» в портретах из собрания нью-йоркского Музея современного искусства и Государственного музея Крёллер-Мюллер в Оттерло привносят декоративность в композиции полотен, их отблески «иг-

1 The letters of Vincent Van Gogh, p. 43.

рают» в завитках красивой расчесанной надвое бороды Рулена. В портретах всегда подчеркнута открытость, веселый нрав этого человека. На подобном ярком декоративном фоне представлена в портрете и мадам Рулен. От ее образа веет теплом и покоем. Мадам Рулен вызывала у художника воспоминания о детстве, тепле и уюте родительского дома. Несколько раз писал Ван Гог и крестьянина Пасьянса Эскалье. который работал на одной из ферм в долине Кро, южнее Арля. Как и свои пейзажи с хлебными полями, он создавал его портреты в разгар уборочной страды, при ярком солнечном свете, передавая красочность его костюма, покрытое морщинками, одновременно, суровое и печальное лицо крестьянина. Черты грубого лица Пасьянса Эскалье и характер напомнили художнику дикого зверя, что он сумел передать в его изображениях.

Портрет, по-прежнему, оставался любимым жанром Ван Гога. Он наделял каждый образ своей фантазией, вкладывал в него «что-то личное.., что я ощущаю в себе»(1), как писал он. В молодом бельгийском художнике Эжене Бош, прочитав биографию Данте, он увидел сходство с образом этого великого поэта (Портрет Эжена Боша. Поэт, 1888, Музей Орсэ, Париж). А в красавце зуаве Эжене Милье, изображенном под гербом своего полка, - удачливого героя-любовника (Портрет Эжена Милье <Любовник>, 1888). Но, пожалуй, самый колоритный образ в серии портретов арльского периода - это мадам Жину, «прекрасная арлезианка». Ван Гог считал жительниц города очень красивыми, арлезианки славились своей красотой, он

1 The letters of Vincent Van Gogh, p. 48.

восхищался в письмах к Тео живописностью их костюмов, яркими зонтиками. Но, тем не менее, в одном из писем упоминал о том, что «Арль когда-то славился красотой женщин и костюмами. Теперь на всем лежит отпечаток заброшенности и уныния»(1).

Образ мадам Жину тоже несет в себе ноты щемящей тоски, чувства одиночества, которое испытал художник и в Арле. Теплота, испытываемая Ван Гогом но отношению к этой женщине, усиливалась тем. что она тоже страдала от периодов депрессий. Он написал мадам Жину рядом со своими двумя любимыми книгами - Хижина дяди Тома Гар-риэт Бичер-Стоу и Рождественские истории Чарльза Диккенса. Как в картине Ночное кафе, в этом портрете выражены самые глубинные переживания Ван Гога, предвосхищающие трагический исход его работы в Арле. Известно, что основой для этого портрета послужил рисунок Поля Гогена, оставленный

1 The letters of Vincent Van Gogh, p. 51.

ему в Арле. Ван Гог позднее даже предлагал считать все созданные им три версии портрета мадам Жину их совместной работой.

Винсента Ван Гога никогда не интересовали исторические памятники, его привлекала только современная ему жизнь. Поэтому так контрастно смотрится сцена из нее на фоне развалин средневекового некрополя, расположенного за стенами Арля (Аликаны. Осень, 1888) или бал на арене римского цирка, куда художник ходил смотреть бои быков (Арена в Арле, 1888, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург). Полотно Аликаны. Осень выполнено на грубой льняной материи - джуте. Оно служило украшением одной из комнат в Желтом домике. По аллее с древними саркофагами, вид на которую открывается от правого угла сверху, идут арлезианцы, фигурки которых очень пластично смотрятся на фоне осеннего пейзажа. «Угловая» перспектива позволяет создать динамичную композицию и на картине Арена в Арле. Толпа посетителей бала и тореадоры, сражающиеся с быками вдали, объединены атмосферой оживления и веселья, царящих на этом красочном народном гулянии.

Из Арля Ван Гог выезжал в долину Кро, расположенную на юго-востоке Прованса, на этюды. Сцена сбора винограда крестьянами в долине Кро изображена на полотне Красные виноградники (1888). Всегда увлеченный поиском ярких цветовых сочетаний, Винсент был очарован красотой осенних красок этого уголка природы. Краски осени Прованса переданы здесь на той же «высокой ноте», что и желтый цвет в его подсолнухах или эффекты ночного освещения в картинах арльского периода. Примечательно, что это была единственная работа, проданная художником при жизни в 1890 году на выставке «Группа двадцати» в Брюсселе.

Самым значительным событием в период пребывания Ван Гога в Арле был приезд туда Поля Гогена. Он гостил у художника с 23 октября по 26 декабря 1888 года. В знак начавшейся еще в Париже дружбы они обменялись картинами, а Тео купил одну из работ Гогена и выставил несколько его полотен в галерее своей фирмы. Ван Гог постоянно приглашал Гогена к себе в гости в Арль, и тот приехал к нему из Понт-Авена в Бретани. Ван Гог надеялся, что его друг возглавит в Арле содружество художников. Гоген поселился в Желтом домике, но после недолгого плодотворного совместного проживания их отношения испортились. Ссора между спокойным и педантичным Гогеном и импульсивным Ван Го-гом вскоре дошла до разрыва. Под влиянием Гогена, его техники клуазонизма (То есть подражания живописи средневековых витражей. - Е.Ф.), Ван Гог написал картину Воспоминание о саде в Эттене (1888. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург). Она близка работам Гогена, о чем свидетельствует упрощенный колорит и контуры, четко отграничивающие цветовые пятна. Созданное в октябре 1888 года полотно Спальня Ван Гога также было написано под влиянием живописи Гогена. Его необычная композиция строится на резких сочетаниях плоскостей желтого, зеленого, оранжевого, фиолетового, синего цветов. «Мне кажется, что манера исполнения стала более лаконичной и мощной. Нет ни пуантилизма, ни подрисовки, ничего, кроме плоских гармоничных цветов»(1), - писал Ван Гог. О надвигающейся ссоре и последовавшем за ней окончательном разрыве между художниками напоминают картины Кресло Гогена (1888) и Стул и трубки (1888 — 1889). Одиноко стоящие в пространстве комнат Желтого домика, они рождают чувство одиночества и непонимания со стороны друга, которое ощущал Ван Гог. 23 декабря ссора между ними завершилась трагической развязкой. Ван Гог угрожал Гогену бритвой, а позднее, вечером, отсек себе мочку уха. В луже крови его обнаружил почтальон Рулен. После отъезда Гогена в Париж они уже больше никогда не встречались, но состояли в переписке. Винсент был отправлен в больницу в Арль, где участие в его судьбе принял местный врач Реликс Рей, портрет которого в 1889 году написал Ван Гог (Портрет доктора Рея, 1889). В больнице Винсент пробыл до середины января 1889 года, но из-за приступов душевного смятения часто туда возвращался. Кроме того, обыватели Арля в своих петициях к властям требовали поместить «рыжего безумца» в психиатрическую клинику, выдворить его из города.

Знаменитое полотно Винсента Ван Гога Автопортрет с перевязанным ухом (1889, Институт Курто, Лондон) было написано зимой 1889 года. Оно стало документальным свидетельством трагической судьбы этого гениального художника. В середине апреля 1889 года Ван Гог переехал в дом Феликса Рея, но чувствовал себя здесь менее уютно, чем в Желтом домике. Восьмого мая 1889 года после очередного приступа в сопровождении местного пастора его вынуждены были отправить в клинику Сен-Поль де Мозоль в Сен-Реми, расположенную недалеко от Арля. Постепенно состояние художника стало улучшаться, и ему выделили комнату для занятий живописью, разрешили выходить за пределы клиники для работы на натуре. Ван Гог испытывал то моменты душевного просветления, то приступы болезни, и эти перемены его состояния нашли отражение в работах, исполненных во время пребывания в Сен-Реми (с 8 мая 1889 года по 20 мая 1890 года).

Лечебница в Сен-Реми была запечатлена Ван Гогом в полотнах Больница в Сен-Реми (1889, Куль-турный центр и Художественный музей Арманда Хаммера, Лос-Анджелес, Калифорния) и Больница в Сен-Реми (1889). Винсент часто писал здание со стороны центрального входа с изображением старых сосен на первом плане. Их искривленные стволы и раскидистые кроны почти закрывают небо, а коричневая земля вздымается буграми. Столь же напряженное композиционное построение использует Ван Гог и в картине Больничный сад в Сен-Реми (1889). Здание лечебницы изображено со стороны парка, в котором внимание художника привлекло старое, пораженное молнией дерево. И как резкий контраст этому поверженному природой исполину смотрится перед ним куст нежно белеющих, но отцветающих роз. Маленькие фигурки людей и пустующие скамьи парка дополняют этот пейзажный мотив, выглядящий все равно безлюдным и грустным.

Из окна больницы было видно хлебное поле, и Винсент писал брату Тео, что он может наблюдать восход солнца. И это хлебное поле тоже стало мотивом для ряда его картин, написанных в Сен-Реми. Во время депрессий у художника нередко возникали мысли о самоубийстве. В полотне Жнец (1889) образ жнеца, сменивший образ сеятеля, был задуман, судя по письмам Ван Гога, как олицетворение смерти, пожинающей свой урожай - человечество. «Это образ смерти в том входе, в каком нам являет его великая книга природы, но я попробовал сообщить картине "почти улыбающееся настроение", и это кажется мне довольно забавным — я-то ведь смотрел на пейзаж сквозь зарешеченное окно одиночки»(1), - писал Ван Гог. Мотив поля, примыкавшего к клинике, повторяется и в картине Пейзаж в Сен-Реми (1889, Художественный музей, Индианаполис, Индиана). На фоне сине-фиолетовых гор тоже изображена одинокая фигура крестьянина со снопом сжатой пшеницы, а куст чертополоха на первом плане символизирует библейскую притчу о хлебе и плевелах. Ощущение напряжения и беспокойства, которое испытывает Ван Гог. передано в изображениях кипарисов, их он вводит в пейзажи с хлебным полем (Хлебное поле с кипарисами, 1889). Почти черный или темно-зеленый цвет этих деревьев, традиционно украшавших южные кладбища, тоже связан для Ван Гога с темой смерти. Эти характерные для природы Прованса растения он сравнивал с египетскими обелисками, а деревья печали напоминали ему черные пятна на фоне солнечного пейзажа. От Адольфа Монтичелли Ван Гог позаимствовал для их изображения технику густого наложения мазков краски и увлеченно работал над вариациями тонов черного цвета, изображая кипарисы то в поле (Кипарисы, 1889, Музей Метрополитен, Нью-Йорк), то на фоне звездного неба (Кипарисы на фоне звездного неба. 1890).

Произведения, созданные в Сен-Реми, свидетельствуют о том, что Ван Гог героически сопротивлялся развитию болезни. Впечатление напряженности в состоянии его здоровья рождает и известное полотно Звездная ночь (1889). Оно написано в новом «графическом» стиле, то есть в особой манере более плоскостного наложения и контрастного сочетания горизонтальных и вертикальных мазков синего, желтого и черного цветов. Пейзажная композиция выглядит плоскостной, а четко различимые мазки привносят изысканные графизм и декоративность в построение композиции. Ван Гог был недоволен этой работой: «Она ни о чем не говорит, потому что в ней нет силы воли и глубоко прочувствованных линий»(1), - писал он. Он ощущал искусственность манеры ее написания в отличие от картин арльского периода с эффектами ночного освещения: «Я снова позволил себе идти к звездам, которые не достижимы для меня, и снова провал - с меня довольно»(2).

Рощи олив вокруг Сен-Реми стали еще одним излюбленным мотивом Ван Гога. Он написал около десяти картин с их изображением. В письмах художник пояснял, что не хотел соотносить изображение рощ олив с библейской тематикой, модной в конце XIX столетия. Поэтому он не исполнил фигуру Христа, так как «не имел никакого намерения писать что-либо на библейскую тему». И пояснял свою мысль: «...не то чтобы она оставляет меня равнодушным, но вызывает неловкое ощущение регрессии вместо прогресса»(3). Он писал оливы то словно сопротивляющимися силам природы (Оливовая роща, 1889), то серебрящимися или белеющими на фоне голубого неба (Оливы на фоне бледного неба 1889). В момент душевного просветления было написано полотно Сбор оливок (1889, Национальная галерея искусства, Вашингтон), в котором тонко передано чувство человека, оказавшегося на мгновение на свободе (Ван Гогу разрешалось работать на этюдах, но все же под наблюдением надзирателя. Е.Ф.) и пораженного простотой и одновременно какой-то изысканной грацией и поэзией увиденной сцены. Как и другие произведения этого периода, картина написана в неяркой колористической гамме;

1 The Letters of Vincent Van Gogh, p.60.
2 lbid., p.61.
3 lbid., p.62.

в холодном дневном освещении предстают стройные стволы деревьев и фигурки трех девушек, собирающих плоды.

К подобным картинам, созданным в недолгие часы, когда болезнь отступала, относятся полотна Сирень (1889), Ирисы (1889), Натюрморт с ирисами (1889). Куст цветущей сирени в больничном саду и украшавшие здесь же клумбу фиолетовые хрупкие ирисы написаны Ван Гогом с любовью ко всему живому и тянущемуся к солнцу, как это было в период работы в Арле. В них нет той огромной жизненной силы, которая присутствовала в подсолнухах, но их образы тоже наделены декоративностью и изяществом, с которыми он всегда писал цветы.

Находясь в клинике, Ван Гог копировал с репродукций и гравюр произведения Жана Франсуа Милле, Оноре Домье, Рембрандта, Эжена Делакруа, Густава Доре (Сиеста, копия с Милле, 1890, Музей Орсэ, Париж; Пьета, копия с Делакруа, 1889, Музей Ван Гога, Амстердам). На сюжет одной из гравюр Густава Доре было написано полотно Прогулка заключенных (1890). Находясь под постоянным надзором в клинике, он испытывал то же чувство безысходности своего положения, что и шагающие по узкому тюремному дворику заключенные. Возможно, в изображении фигуры в центре шеренги заключенных Ван Гог изобразил самого себя.

Полотна Ирисы и Звездная ночь над рекой Рона благодаря помощи Тео были показаны на пятой выставке в Салоне независимых в сентябре 1889 года. Еще пять картин — на выставке «Группа двадцати» в Брюсселе в январе 1890 года, где и была продана одна из них, как уже упоминалось ранее (Красные виноградники. - Е.Ф.). А в апреле 1890 года в Салоне независимых было представленно уже десять произведений художника. В конце января 1891 года в журнале Mercure de France появилась восторженная статья Альбера Орье о его творчестве, в которой критик назвал Винсента Ван Гога «не просто художником, но мечтателем и фанатичным сторонником красивых утопий». Все эти события благотворно сказались на общем состоянии художника, но чувство неудовлетворенности своей работой не покидало его. Он полагал, что за десять лет своей творческой деятельности им было сделано чрезвычайно мало, несмотря на его постоянную борьбу за возможность работать ценой подвижничества и фанатичного трудолюбия. Удивительная собранность духа, присущая ему во время ослабления болезни, какое-то опустошающее душу внутреннее напряжение переданы в полотне Автопортрет (1889), написанном в клинике в Сен-Реми, И наряду с этим аскетичным в своей строгости портретным образом - ветка цветущего миндаля, изображенная на одноименном полотне (1890), смотрящаяся как символ здоровых жизненных сил природы в момент ее буйного цветения. Эта картина была подарена Винсентом Тео и его жене в связи с рождением у них сына. В ветке цветущего миндаля, как и в созданном в автопортрете образе, воплощена огромная духовная сила художника, позволявшая ему обретать творческую силу в соприкосновении с красотой природы.

В конце апреля 1890 года, поправившись после очередного приступа депрессии,- Винсент принимает решение покинуть лечебницу в Сен-Реми. Он отправился в Париж 16 мая, где познакомился с супругой Тео и их маленьким сыном. Брат порекомендовал ему продолжить лечение под наблюдением доктора Поля Гаше в его клинике в городке Овер, расположенном в 20 милях к северу от Парижа, на реке Уазе. Здесь любили бывать Клод Моне, Камиль Писсарро. Поль Сезанн. Винсент поселился в Овере 20 мая. Он часто бывал в доме доктора Гаше, который увлекался живописью и гравюрой, был дружен со многими художниками, собирал произведения искусства. Он стал другом художника. Ван Гог написал его портрет и неоднократно изображал дочь Гаше - Маргариту (Маргарита Гаше за пианино, 1890. Музей искусств, Базель: Маргарита Гаше в своем саду. 1890, Музей Орсэ, Париж). Под влиянием Поля Гаше Винсент стал заниматься офортом.

«Ничего, абсолютно ничего не удерживает меня здесь, кроме присутствия Гаше, - писал Ван Гог брату. - Чувствую, что мне довольно хорошо работается в его доме всегда, когда я там бываю, а он намерен приглашать меня на обед каждое воскресенье или понедельник»(1). Гаше был известным врачом, выезжал на консультации в Париж. Он восхищался портретами кисти Ван Гога, особенно его картинами Арлезианка и Автопортрет, привезенными из Сен-Реми. Портрет доктора Гаше (1890) - тоже один из последних

1 Цит. по: Э.Криспино. Ван Гог, с. 40.

шедевров Винсента Ван Гога. Образ этого печального тихого (Хотя Ван Гог и писал брату об эксцентричности своего друга. - Е.Ф.) человека на фоне голубых холмов Овера излучает доброту и внутреннюю гармонию. Полю Гогену Винсент написал, что он нарисовал доктора Гаше «с выражением грусти нашего времени»(1). Около него, на красной скатерти, цветок наперстянки с пурпурными лепестками, указывающий на увлечение Гаше гомеопатией. Ничто в этом портрете не предвещает трагедии в судьбе художника.

Винсент жил в скромной мансарде гостиницы и часто выезжал на этюды. Он запечатлевал перспективы зеленеющих гороховых полей (Хижины с соломенными крышами, 1890, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург), «безбрежные моря» желтых полей пшеницы то в часы полуденного зноя, то под грозовым небом (Пшеничные поля под грозовым небом. 1890; Хмурое небо, 1890, частное собрание, Цюрих); деревенские улочки (Деревенская улица. 1890); дома с соломенными крышами, на окраине деревушки Кардевиль около Овера, которые, возможно, напоминали ему Нюэнен (Дома с соломенными крышами. Кордевиль, 1890)- К серии исполненных в Овере пейзажей относится и полотно Пейзаж в Овере после дождя (1890). Пейзаж с изображением вспаханного поля и дорогой вдали, по которой едет крестьянская тележка, передает ощущение теплого солнечного дня, мягко струящегося света, прозрачного чистого воздуха. Природа полна в нем просветленного чувства покоя. Ван Гог продемонстрировал в нем свое непревзойденное мастерство в передаче пленэра средствами уже новой, постимпрессионистической живописи.

Но в Овере были созданы полотна Церковь в Овере (1890), Овернский замок на закате (1890), Вороны над полем пшеницы (1890), в которых выражено глубокое душевное волнение художника, приведшее его к трагическому финалу. Предвещающими трагедию смотрятся черные птицы над полем созревшей пшеницы и грозового августовского неба. Об отсутствии внутреннего душевного равновесия у художника говорят искривленные линии и диссонансные красочные сочетания в изображении средневековой церкви в Овере. Синева распростертого над ней темного неба и ведущие к ней кривые желтого цвета дорожки усиливают ощущение тревоги и беспокойства, которые создает это полотно. Драматична по своей цветовой гамме и картина Овернский замок на закате. Ван Гог хотел передать в ней «вечерний эффект». На фоне желтого неба в окружении темной зелени предстает расположенный вдали замок с фиолетовой крышей, вид на который открывается от дороги и растущего около нее почти черного персикового дерева. Именно в поле где-то около этого замка и произошла трагедия: 27 июля 1890 года Винсент Ван Гог смертельно ранил себя из револьвера и 29 июля скончался.

Обстоятельства самоубийства художника остаются до сих пор не выясненными до конца. Те печаль и предельное одиночество, которые были выражены в его поздних полотнах, были отражением очередного приступа болезни. Он был огорчен, что брат, лишь однажды посетивший Овер, не сможет приехать туда на летние каникулы, так как испытывал финансовые трудности и был болен (Тео Ван Гог умер 25 января 1891 года, через несколько месяцев после смерти Винсента). Револьвер, из которого стрелял в себя художник, не был найден. После выстрела Винсент смог сам добраться до гостиницы, где его нашел хозяин, вызвавший доктора Гаше и Тео. Но помочь ему уже было нельзя. Винсент Ван Гог был похоронен в Овере, где его провожали в последний путь брат, Поль Гаше, папаша Таити. Эмиль Бернар и Камиль Писсарро.

Творческая биография погибшего в 37 лет Винсента Ван Гога насчитывает всего десять лет. За это время он создал более 800 картин и более 800 рисунков. Жизнь имела для него смысл только тогда, когда он мог работать: «Мне безразлично, проживу ли я больше или меньше... сорок лет... не более... жизнь имеет отношение ко мне только потому, что у меня есть определенные обязательства»(1). Искусство, которому он был предан до фанатизма, взяло у него вес: «Я заплатил жизнью за свою работу, и она стоила мне по-

1 The Letters of Van Gogh, p. 73.

ловины моего рассудка»(1). Возможно, в самоубийстве художник видел единственную возможность протеста против жестокого общества, от устоев которого он страдал- «Надеюсь, ты согласишься, что тут мы имеем право восставать против общества и защищать себя»(2) - писал он Тео, выражая свое отношение к самоубийству. Он всю жизнь верил в то, что работает не только для себя, мечтая об искусстве большого социального содержания, надеялся на «обновление» современного искусства: «Да здравствует грядущее поколение, а не мы»(3). Приговор Ван Гога себе был жесток и несправедлив («Как художнику мне уже никогда не стать чем-то значительным — в этом я совершенно уверен», - писал он Тео), произведениями этого выдающегося художника ныне гордятся крупнейшие музеи мира (4). На родине Винсента Ван Гога, в городе Гроот Зюндерте, ему установлен памятник работы Осипа Цадкина, в Амстердаме создан музей художника, большая коллекция его живописных и графических произведений находится в Государственном музее Крёллер-Мюллер в Оттерло, благодаря собиранию их с начала XX века госпожой Крёллер. «Мы, вероятно, рождены не для победы и не для поражения, а просто для того, чтобы утешать искусством людей или подготовить такое искусство»(5), - писал Винсент Ван Гог. Но он вышел из этого нелегкого состязания с окружающей его жизнью победителем, создателем «нового», а не «утешающего» искусства, что и отвечало его заветным мечтам.

1 Ван Гог. Письма, с. 527.
2 Винсент Ван Гог. Живопись и графика из собрания Государственного музея Крёллер-Мюллер, с. 31.
3 Там же, с. 32.
4 Там же, с. 31.
5 Там же, с. 31.